#849611 01.03.2021 в 20:14
Эдуард Асадов.
Белые и чёрные халаты

Если б все профессии на свете
Вдруг сложить горою на планете,
То, наверно, у ее вершины
Вспыхнуло бы слово: "Медицина".

Ибо чуть не с каменного века
Не было почетнее судьбы,
Чем сражаться в пламени борьбы
За спасенье жизни человека.

Все отдать, чтоб побороть недуг!
Цель - свята. Но святость этой мысли
Требует предельно чистых рук
И в прямом и в переносном смысле.

Потому-то много лет назад
В верности призванию и чести
В светлый час с учениками вместе
Поклялся великий Гиппократ.

И теперь торжественно и свято,
Честными сердцами горячи,
Той же гордой клятвой Гиппократа
На служенье людям, как солдаты,
Присягают новые врачи.

Сколько ж, сколько на землей моей
Было их - достойнейших и честных;
Знаменитых и совсем безвестных
Не щадивших сердца для людей!

И когда б не руки докторов
Там, в дыму, в неходком лазарете,
Не было б, наверное, на свете
Ни меня и ни моих стихов...

Только если в благородном деле
Вдруг расчетец вынырнет подчас,
Это худо, ну почти как грязь
Или язва на здоровом теле.

Взятка всюду мелочно-гадка,
А в работе трепетной и чистой
Кажется мне лапою когтистой
Подношенье взявшая рука.

Нет, не гонорар или зарплату,
Что за труд положены везде,
А вторую, "тайную" оплату,
Вроде жатвы на чужой беде.

И, таким примером окрыленные
(Портится ведь рыба с головы),
Мзду берут уже и подчиненные,
Чуть ли не по-своему правы.

Благо в горе просто приучать:
Рубль, чтоб взять халат без ожиданья,
Няне - трешку, а сестрице - пять,
Так сказать "за доброе вниманье".

А не дашь - закаешься навек,
Ибо там, за стенкою больничной,
Друг твой или близкий человек
Твой просчет почувствует отлично...

Дед мой, в прошлом старый земский врач,
С гневом выгонял людей на улицу
За любой подарок или курицу,
Так что после со стыда хоть плачь!

Что ж, потомки позабыли честь?
Нет, не так! Прекрасны наши медики!
Только люди без высокой этики
И сегодня, к сожаленью, есть.

И когда преподношеньям скорбным
Чей-то алчный радуется взгляд,
Вижу я, как делается черным
Белый накрахмаленный халат.

Черным-черным, как печная сажа.
И халатов тех не заменить.
Не отчистить щетками и даже
Ни в каких химчистках не отмыть;

И нельзя, чтоб люди не сказали:
- Врач не смеет делаться рвачом.
Вы ж высокий путь себе избрали,
Вы же клятву светлую давали!
Иль теперь все это ни при чем?!

Если ж да, то, значит, есть причина
Всем таким вот хлестануть сплеча:
- Ну-ка прочь из нашей медицины,
Ибо в ней воистину стерильны
И халат, и звание врача!

sergos2012, sash
 
#849876 06.03.2021 в 18:26



sergos2012, авас
 
#849883 06.03.2021 в 20:03
sash
а это продолжение....



sash, sergos2012
Последнее изменение: 06.03.2021 в 20:04 от авас
 
#850248 19.03.2021 в 10:01
Ты на постель свою весь мир бы привлекла,
О, женщина, о, тварь, как ты от скуки зла!
Чтоб зубы упражнять и в деле быть искусной –
Съедать по сердцу в день — таков девиз твой гнусный.
Зазывные глаза горят, как бар ночной,
Как факелы в руках у черни площадной,
В заемной прелести ища пути к победам,
Но им прямой закон их красоты неведом.

Бездушный инструмент, сосущий кровь вампир,
Ты исцеляешь нас, но как ты губишь мир!
Куда ты прячешь стыд, пытаясь в позах разных
Пред зеркалами скрыть ущерб в своих соблазнах
Как не бледнеешь ты перед размахом зла,
С каким, горда собой, на землю ты пришла,
Чтоб темный замысел могла вершить Природа
Тобою, женщина, позор людского рода, –
Тобой, животное! — над гением глумясь.
Величье низкое, божественная грязь!

Шарль Пьер Бодлер

авас, sergos2012
 
#850578 02.04.2021 в 14:04
Траволатор. Ил огромен. Защекочет нос Боржоми.
Под крылом крадётся море. Значит на аэродроме
Дедушка щекой уколет, свеж и наодеколонен,
И москвич как может гонит в долгожданный дом на склоне.
Облизали, обвиляли волосатыми хвостами.
Через раз шаги — ступени будто бы поменьше стали.
Ручейками с гор соседи с распростёртыми руками.
Задремать в ночной беседе. Утром пахнуть шашлыками.

Просто снятся мне ночами альманахи тех историй.
Хоста. Дедушка начальник. Пляж. Военный санаторий.
Бритвой срежет в штиль волнение на подводных крыльях катер.
Захлебнуться впечатлением. И улов придавит скатерть.
Из архивов диафильмов рассекретит простынь кадры
Как везёт москвич к павлинам в непрострелянные Гагры.
Мама плачет. Слёзы, горе. Сын пропал на пляже. Где ты?
Мы заглохли с дедом в море. В небо красная ракета.
Ни усталости, ни скуки. Человечек тот беспечен.
Вечер, бабушкины руки заживят сметаной плечи.

Сад. Зелёные кораллы. Позже бережно руками
Кап в бутылки, прыг в посылки в декабре с проводниками.
В Ленинграде на вокзале на перроне за пароли
Нам составы раздавали именные бандероли.
В них пакеты интернета: строки, литры, витамины,
И сигнальная ракета в небе след оставит длинный.

Я влюбился. Я в запое. Штабелями Конан Дойль
С пыльных дедушкиных полок рвёт сознание вдаль и вдоль.
Будут пойманы убийцы. Вырасту — найду все клады.
И страницы: — Что, не спится? Засыпаю. Ночь. Цикады.

Ил. Боржоми. Траволатор. В голову прохладный ветер.
В голове беседка, вечер. В голове жара и катер.
Мне виднелось всё в расцвете.
Оказалось на закате

Лето

sergos2012
 
#850880 15.04.2021 в 13:17
В том лесу белесоватые стволы
Выступали неожиданно из мглы.

Из земли за корнем корень выходил,
Точно руки обитателей могил.

Под покровом ярко-огненной листвы
Великаны жили, карлики и львы,

И следы в песке видали рыбаки
Шестипалой человеческой руки.

Никогда сюда тропа не завела
Пэра Франции иль Круглого Стола,

И разбойник не гнездился здесь в кустах,
И пещерки не выкапывал монах -

Только раз отсюда в вечер грозовой
Вышла женщина с кошачьей головой,

Но в короне из литого серебра,
И вздыхала и стонала до утра,

И скончалась тихой смертью на заре,
Перед тем как дал причастье ей кюре.

Это было, это было в те года,
От которых не осталось и следа.

Это было, это было в той стране,
О которой не загрезишь и во сне.

Я придумал это, глядя на твои
Косы - кольца огневеющей змеи,

На твои зеленоватые глаза,
Как персидская больная бирюза.

Может быть, тот лес - душа твоя,
Может быть, тот лес - любовь моя,

Или, может быть, когда умрем,
Мы в тот лес направимся вдвоем.

Николай Гумилев. 1919

авас, sergos2012
 
#851270 30.04.2021 в 15:43
Став благообразным, чинным, как епископ,
прошлое уходит, видится нечётко...
Чистовик недлинен, черновик исчёркан.
То кольнёт под сердце, то в район мениска:
человек эпохи развитого диско.

Он пока немного грациозней краба,
может улыбаться, боли убаюкав,
ощущать блаженство и цветов, и звуков.
Во дворе качели мастерит для внуков
человек эпохи «Бони М» и «АББА».

Шмель нектар вкушает, летний воздух замер
чутким дирижером пред концертным залом...
Жизнь почти сложилась и в большом и в малом;
оттого имеет право быть усталым
человек эпохи «Смоки» с Донной Саммер.

Ни шальных поступков, ни решений резких,
в голове всё тише мартовская одурь.
Просит о посадке устаревший модуль...
От взрывных соблазнов держится поодаль
человек эпохи группы «Арабески».

Хоть не чужд бессонниц, он давно нашёл ту,
что приворожила древней ворожбою,
без которой плохо старому ковбою
и с которой просто можно быть собою,
не изображая из себя Траволту.

Вдалеке от Стикса, но близ устья Леты,
словно Водяному, полетать охота...
Но взамен — качели да в альбомах фото...

Хорошо, что может радовать кого–то
человек эпохи ВИА «Самоцветы».

sergos2012
Google
 
#851558 14.05.2021 в 03:32
А иногда отец мне говорил,
что видит про утиную охоту
сны с продолженьем: лодка и двустволка.
И озеро, где каждый островок
ему знаком. Он говорил: не видел
я озера такого наяву
прозрачного, какая там охота!
представь себе... А впрочем, что ты знаешь
про наши про охотничьи дела!

Скучая, я вставал из-за стола
и шёл читать какого-нибудь Кафку,
жалеть себя и сочинять стихи
под Бродского, о том, что человек,
конечно, одиночество в квадрате,
нет, в кубе. Или нехотя звонил
замужней дуре, любящей стихи
под Бродского, а заодно меня —
какой-то экзотической любовью.
Прощай, любовь! Прошло десятилетье.
Ты подурнела, я похорошел,
и снов моих ты больше не хозяйка.

Я за отца досматриваю сны:
прозрачным этим озером блуждаю
на лодочке дюралевой с двустволкой,
любовно огибаю камыши,
чучела расставляю, маскируюсь
и жду, и не промахиваюсь, точно
стреляю, что сомнительно для сна.
Что, повторюсь, сомнительно для сна,
но это только сон и не иначе,
я понимаю это до конца.
И всякий раз, не повстречав отца,
я просыпаюсь, оттого что плачу.

Борис Рыжий. 1999
 
#851843 25.05.2021 в 13:59
Итака

Воротиться сюда через двадцать лет,
отыскать в песке босиком свой след.
И поднимет барбос лай на весь причал
не признаться, что рад, а что одичал.

Хочешь, скинь с себя пропотевший хлам;
но прислуга мертва опознать твой шрам.
А одну, что тебя, говорят, ждала,
не найти нигде, ибо всем дала.

Твой пацан подрос; он и сам матрос,
и глядит на тебя, точно ты — отброс.
И язык, на котором вокруг орут,
разбирать, похоже, напрасный труд.

То ли остров не тот, то ли впрямь, залив
синевой зрачок, стал твой глаз брезглив:
от куска земли горизонт волна
не забудет, видать, набегая на.

1993

Бродский
 
#851923 27.05.2021 в 19:33
ПРОЧТИТЕ ЭТИ СТИХИ ПЕРЕД ССОРОЙ!!

Эдуард АСАДОВ

С вечера поссорились супруги,
Говорили много резких слов,
Сгоряча не поняли друг друга,
Напрочь позабыли про любовь

Утром мужу на работу рано,
А на сердце — горечи печать
За ночь глупость осознал он,
Подошёл жену поцеловать

Не спала, но всё же притворилась,
Отвернула в сторону лицо
В глубине обида затаилась,
Как удав, свернувшийся кольцом

Дверь закрыл — ни слова на прощанье,
Со двора на окна посмотрел...
Если б они знали, если б знали,
Что ушёл из дома насовсем

А жена привычными делами,
Как всегда, своими занялась:
Детское бельишко постирала,
Борщ сварила, дома прибрала

Чистый пол, помытая посуда
И с работы скоро муж придёт
— Я с ним разговаривать не буду,
Пусть прощенья просит, пусть поймёт

Гордость в сердце вздыбилась высоко:
— Первая к нему не подойду!
По ролям разыгрывалась ссора
В воспаленном дьяволом мозгу

Шесть пробило, семь и пол-восьмого...
Неподвижна дверь, молчит порог
И в тревоге что-то сердце ноет,
Где же задержаться так он мог?

Вдруг какой-то крик и суматоха,
Чей-то голос, плачущий навзрыд,
И соседский мальчуган Алёха
Крикнул, запыхавшись: "В шахте взрыв!"

Взрыв! Совсем коротенькое слово...
Сердце будто в клочья порвало!
Нет, она к такому не готова!
Может жив он, может повезло

И в слезах по улице бежала,
Вспоминая с болью прошлый день,
Как в обиде злилась и кричала,
Застилала разум злобы тень

Заведенной куклой повторяла:
— Мой родной, о только бы не ты,
Я б к твоим ногам сейчас упала,
Прошептав короткое "Прости"

Им бы знать вчера, что будет завтра,
По-другому всё могло бы быть
Смерть, как вор, приходит так внезапно,
Не оставив шансов долюбить

Прогремит неугомонно грозно
Приговор. Его не изменить,
Исправлять ошибки слишком поздно,
С этой болью ей придётся жить

Люди, будьте к ближним своим мягче,
Относитесь с нежностью, с добром
И не обижайте, а иначе
Можно горько каяться потом...

sash

поэзия, стихотворения

2002-2021 Нск Инфо, Новокуйбышевск
Разработка: Андрей Логинов. Skype: VIRT_nsk
Размещение рекламы на портале: [email protected]