Форум города Новокуйбышевск
Культура -> Макаревич назвал «мерзавцами» своих коллег по цеху за песню о Донбассе [+]
до этого дальше
1 ... 4 5 6 7 8
 
#816922 08.12.2018 в 10:13
Поссориться с поколением

Рэперы сходили «во власть».

Или, как они считали, «во власть» — в Госдуму.

Чтобы разобраться «с властью», говоря словами персонажа Гарика Сукачева из «Игры в жмурки» — «че за непонятки такие»? Выступать не дают. Концерты отменяют.

«Мы пришли на конструктивный диалог, а не баттлиться!» — объявил рэпер Жиган. «Мы хотим получить вразумительные ответы, Поведение властей абсурдно, отмена концертов — это цензура, как бы это ни называли» — высказался рэпер Птаха.

Прав Птаха.

Ребята оказались умные. Поняли, что пришли не по адресу. Эта пустышка на Охотном ряду никакая не власть, ни на что не влияет, ничем помочь не может, интереса к созданным властями проблемам рэперов не испытывает. Впрочем, как и к проблемам остального российского народа.

Да и стоит ли рэперам ходить к власти? К настоящей власти, объявившей современной молодежной российской музыке войну? К той власти, о которой рэпер Птаха, отлично выдал:

Это так глупо, банально, вы тупого тупее.
Странно быть патриотом, но за кэш дяди Сэма.

Но сходили, посмотрели на «тупых, еще тупее». Ничего страшного — тоже опыт.


На фото: кадр из клипа международно известного аудиовизуального проекта IC3PEAK (Айспик), выступления которого по стране запрещаются российскими властями.

Теперь о российской власти.

Она как будто задалась целью поссориться с теми группами российского общества, которые против нее активно не выступали.

Главное здесь, конечно, в 2018-м году, пенсионный грабеж Путина – рост пенсионного возраста, рост налогов, который выбил из-под этой власти табуретку с десятками миллионов лояльных людей. На пустом месте.

Но это – старшее поколение. Его, так сказать, уже «обработали», настроили против себя, горе-правители.

Теперь принялись за молодежь – и тоже на пустом месте. Стали активно превращать в противников и запрещать субкультуру, которая, может быть, и содержит неприятные для власти стариков тексты, но смысл ее в ритмах, ощущении времени, образах, а вовсе не только в словах. Принялись не пускать, защищать от «вредных» слов – строить плотину посреди океана.

И получат в ответ теперь уже молодое поколение, рассерженное тем, что властные стариканы лезут в их мир.

«Мы все равно будем петь свою музыку!» — бросил на прощание Птаха равнодушному думскому залу.

Они будут петь и они победят.

Как победило поколение «Кино» и «Аквариума».
https://echo.msk.ru/blog/serpompo2018/2329217-echo/
 
#816923 08.12.2018 в 10:39
Шадым пишет:
Прав Птаха.
Вот уж этот бы не мычал, когда эта власть его подмазала вместе с Алисой Вокс спеть против митингов, никаких диссонансов у него не возникало. С жиганом, который обещал Макаревичу показать, как нужно родину любить тоже все ясно. Кто-кто, а эти двое точно заслужили, чтобы их концерты отменяли. Вот только их вряд ли тронут, лицом скорее посветить пришли.

prishelec
Последнее изменение: 08.12.2018 в 10:40 от Yugo
 
#817087 11.12.2018 в 05:05
Шадым пишет:
Поссориться с поколением

с поколением и Сергей Донатович в конфликте был
помнят его хоть нью-йорке

– Куда?! – расхохотался Михал Иваныч. – Железа не хватит. Всей нашей металлургии придет хана…

Потом добавил:

– Вот курва старая. Ты у меня еще дров попросишь… Я в лесничестве работаю – дружбист!

– Кто? – не понял я.

– Бензопила у меня… «Дружба»… Хуяк – и червонец в кармане.

– Дружбист, – ворчала тетка, – с винищем дружишь… До смерти не опейся…

– Трудно, – как будто даже посетовал Михал Иваныч.

Это был широкоплечий, статный человек. Даже рваная, грязная одежда не могла его по–настоящему изуродовать. Бурое лицо, худые мощные ключицы под распахнутой сорочкой, упругий, четкий шаг… Я невольно им любовался…

Дом Михал Иваныча производил страшное впечатление. На фоне облаков чернела покосившаяся антенна. Крыша местами провалилась, оголив неровные темные балки. Стены были небрежно обиты фанерой. Треснувшие стекла – заклеены газетной бумагой. Из бесчисленных щелей торчала грязная пакля.

В комнате хозяина стоял запах прокисшей еды. Над столом я увидел цветной портрет Мао из «Огонька». Рядом широко улыбался Гагарин. В раковине с черными кругами отбитой эмали плавали макароны. Ходики стояли. Утюг, заменявший гирю, касался пола.

Две кошки геральдического вида – угольно–черная и розовато–белая – жеманно фланировали по столу, огибая тарелки. Хозяин шуганул их подвернувшимся валенком. Звякнули осколки. Кошки с безумным ревом перелетели в темный угол.

Соседняя комната выглядела еще безобразнее. Середина потолка угрожающе нависала. Две металлические кровати были завалены тряпьем и смердящими овчинами. Повсюду белели окурки и яичная скорлупа.

Откровенно говоря, я немного растерялся. Сказать бы честно: «Мне это не подходит…» Но очевидно, я все–таки интеллигент. И я произнес нечто лирическое:

– Окна выходят на юг?

– На самый, самый юг, – поддакнул Толик.

За окном я увидел полуразрушенную баню.

– Главное, – сказал я, – вход отдельный.

– Ход отдельный, – согласился Михал Иваныч, – только заколоченный.

– А, – говорю, – жаль.

– Эйн момент, – сказал хозяин, разбежался и вышиб дверь ногой.

– Сколько платить?

– А нисколько.

– То есть как? – спрашиваю.

– A вот так. Неси шесть бутылок отравы, и площадь за тобой.

– Нельзя ли договориться более конкретно? Скажем, двадцать рублей вас устраивает?

Хозяин задумался:

– Это сколько будет?

– Я же говорю – двадцать рублей.

– А если на кир перевести? По рупь четыре?

– Девятнадцать бутылок «Розового крепкого». Пачка «Беломора». Два коробка спичек, – отчеканил Толик.

– И два рубля – подъемных, – уточнил Михал Иваныч.

Я вынул деньги.

– Туалет осмотреть желаете?

– Потом, – говорю. – Значит, условились? Где вы оставляете ключ?

– Нет ключа, – сказал Михал Иваныч, – потерян. Да ты не уходи, мы сбегаем.

– У меня дела на турбазе. В следующий раз…

– Как знаешь. Я на турбазу вечером зайду. Надо Лизке поджопник дать.

– Кто это – Лизка? – спрашиваю.

– Баба моя. В смысле – жена. На турбазе сестрой–хозяйкой работает. Мы с ей разошедши.

– Так что же вы, бить ее собираетесь?

– Кому?.. Ее повесить мало, да неохота связываться. Ружье у меня отобрать хотели, вроде я грозился ее застрелить… Я думал, ты насчет ружья…

– Патронов жалко на ее, – вмешался Толик.

– Не говори, – согласился Михал Иваныч, – я ведь и руками задушу, если надо… Зимой ее встречаю, то да се, по–хорошему… Кричит: «Ой, Мишенька, не буду, ой, пусти…» Майор Джафаров вызывает и говорит:

«Твоя фамилия?»

А я ему:

«Манда кобылья…»

Пятнадцать суток дали, без курева, без ничего… А нам–то хули?.. Сидеть – не работать… Лизка бумагу прокурору написала, сажайте, мол, а то убьет… Чего ее убивать–то?..

– Визгу не оберешься, – согласился Толик. И добавил: – Ну, пошли! А то закроют сельский маг…

Друзья направились в микрорайон, жизнелюбивые, отталкивающие и воинственные, как сорняки…

А я до закрытия просидел в библиотеке.
 
#817089 11.12.2018 в 06:48
sash:
Детство вспомнил и взрослые разговоры?
 
#817104 11.12.2018 в 12:45
Шадым:

да. наверное...
все нормальные дети Беляева читали, а я то Довлатова, то Лимонова, то вообще Солженицына какого-нибудь
интеллигентная семья, фигли))
Google
до этого дальше
1 ... 4 5 6 7 8

2002-2021 Нск Инфо, Новокуйбышевск
Разработка: Андрей Логинов. Skype: VIRT_nsk
Размещение рекламы на портале: [email protected]