#835491 08.11.2019 в 09:22
Во всем мне хочется дойти
До самой сути.
В работе, в поисках пути,
В сердечной смуте.

До сущности протекших дней,
До их причины,
До оснований, до корней,
До сердцевины.

Всё время схватывая нить
Судеб, событий,
Жить, думать, чувствовать, любить,
Свершать открытья.

О, если бы я только мог
Хотя отчасти,
Я написал бы восемь строк
О свойствах страсти.

О беззаконьях, о грехах,
Бегах, погонях,
Нечаянностях впопыхах,
Локтях, ладонях.

Я вывел бы ее закон,
Ее начало,
И повторял ее имен
Инициалы.

Я б разбивал стихи, как сад.
Всей дрожью жилок
Цвели бы липы в них подряд,
Гуськом, в затылок.

В стихи б я внес дыханье роз,
Дыханье мяты,
Луга, осоку, сенокос,
Грозы раскаты.

Так некогда Шопен вложил
Живое чудо
Фольварков, парков, рощ, могил
В свои этюды.

Достигнутого торжества
Игра и мука —
Натянутая тетива
Тугого лука.

Борис Пастернак
 
#836037 21.11.2019 в 23:18
Орион, поднимаясь до купола неба
Исторгает на землю космический холод.
Минус 24. Огонь Прометея спасенье всем сущим.
 
#836040 22.11.2019 в 08:57
Уж сколько их упало в эту бездну,
Разверзтую вдали!
Настанет день, когда и я исчезну
С поверхности земли.

Застынет все, что пело и боролось,
Сияло и рвалось.
И зелень глаз моих, и нежный голос,
И золото волос.

И будет жизнь с ее насущным хлебом,
С забывчивостью дня.
И будет все — как будто бы под небом
И не было меня!

Изменчивой, как дети, в каждой мине,
И так недолго злой,
Любившей час, когда дрова в камине
Становятся золой.

Виолончель, и кавалькады в чаще,
И колокол в селе…
— Меня, такой живой и настоящей
На ласковой земле!

К вам всем — что мне, ни в чем не знавшей меры,
Чужие и свои?!-
Я обращаюсь с требованьем веры
И с просьбой о любви.

И день и ночь, и письменно и устно:
За правду да и нет,
За то, что мне так часто — слишком грустно
И только двадцать лет,

За то, что мне прямая неизбежность —
Прощение обид,
За всю мою безудержную нежность
И слишком гордый вид,

За быстроту стремительных событий,
За правду, за игру…
— Послушайте!- Еще меня любите
За то, что я умру.

Марина. 18 лет
 
#837664 15.01.2020 в 02:58
Djanga:
Я думал, больше не люблю...
Я думал,тебя в сердце нет,
Прочёл строку--забилось чаще
И жизнь мне показалась слаще.
Уже пишу,строчу ответ.
А думал,тебя в сердце нет.

Я думал,что тебя забыл,
Но в мыслях врал себе безбожно.
Забыть такую невозможно.
Воспоминаний плащ накрыл,
А думал,что тебя забыл.

Я думал,больше не люблю,
Но как же глупо заблуждался
Я понял,что тебя заждался.
И сутки,как уже не сплю,
А думал,больше не люблю...
 
#839579 21.03.2020 в 17:31
Рассказ очевидца о пулеметчике послуживший прототипом для стиха.....
Стих найдете внизу данного поста. Может и рифмы не везде гладки, и с размерностью не всё в порядке, но зацепило.

«Донские степи, душное лето сорок второго. Силы Степного и Воронежского фронтов откатывают к Сталинграду. Сплошное отступление. Бегство. Отец - командир саперного взвода, вместе со своей частью идет в хвосте войск. Минируют отход. Мимо проходят отставшие, самые обессиленные. Того мужичка, как рассказывал, он тогда запомнил.

Сидит у завалинки загнанный дядька, курит. Взгляд - под ноги. Пилотки нет, ремня - тоже. Рядом "Максим". Второго номера - тоже нет. Покурил, встал, подцепил пулемет, покатил дальше. Вещмешок на белой спине, до земли клонит. Отец говорил, что еще тогда подумал, что не дойти солдатику. Старый уже - за сорок. Сломался, говорит, человек. Сразу видно...

Отступили и саперы. Отойти не успели, слышат - бой в станице. Части арьергарда встали. Приказ - назад. Немцы станицу сдают без боя. Входят. На центральной площади лежит пехотный батальон. Как шли фрицы строем, так и легли - в ряд. Человек полтораста. Что-то небывалое. Тогда, в 42-м, еще не было оружия массового поражения. Многие еще подают признаки жизни. Тут же добили...

Вычислили ситуацию по сектору обстрела. Нашли через пару минут. Лежит тот самый - сломавшийся. Немцы его штыками в фаршмак порубили. "Максимка" ствол в небо задрал, парит. Брезентовая лента - пустая. Всего-то один короб у мужичка и был. А больше и не понадобилось - не успел бы.

Победители шли себе, охреневшие, как на параде - маршевой колонной по пять, или по шесть, как у них там по уставу положено. Дозор протарахтел на мотоциклетке - станица свободна! Типа, русские драпают. Но не все...

Один устал бежать. Решил Мужик постоять до последней за Русь, за Матушку... Лег в палисадничек меж сирени, приложился в рамку прицела на дорогу, повел стволом направо-налево. Хорошо... Теперь - ждать.

Да и ждал, наверное, не долго. Идут красавцы. Ну он и дал - с тридцати-то метров! Налево-направо, по строю. Пулеметная пуля в упор несколько человек навылет прошьет и не поперхнется. Потом опять взад-вперед, по тем, кто с колена, да залег озираючись. Потом по земле, по родимой, чтобы не ложились на нее без спросу. Вот так и водил из стороны в сторону, пока все двести пятьдесят патрончиков в них не выплюхал.

Не знаю, это какое-то озарение, наверное, но я просто видел тогда, как он умер. Как в кино. Более того, наверняка знал, что тот Мужик тогда чувствовал и ощущал.

Он потом, отстрелявшись, не вскочил и не побежал... Он перевернулся на спину и смотрел в небо. И когда убивали его, не заметил. И боли не чувствовал. Он ушел в ослепительную высь над степью... Душа ушла, а тело осталось. И как там фрицы над ним глумились, он и не знает.

Мужик свое - отстоял. На посошок... Не знаю, как по канонам, по мне это - Святость...»

Неподвижен лежит пулемётный расчёт,
из пробитого кожуха жидкость течёт,
кровь питает песок, как роса поутру,
только волосы мёртвых живут на ветру.

Бой ушел, отгремев, как гроза угасал,
но расчет отойти не пытался,
номер два до последнего дрался,
когда первый внезапно упал.

Ты пока полежи, дорогой,
мне бы только патронов хватило,
цинк неловко лежит под ногой,
и осколками кожух побило.

Где то дом, дети мать и жена.
Как вы там? Вы простите солдата,
я вернусь, вас уверил когда то,
но теперь между нами война.

Вот они, выше бей не спеши,
чтобы пулей их вдвое сложило,
чтобы племя их вдруг не решило,
будто русский от них побежит.

Жизнь мила напоследок, браток,
её словно пол литры не выпьешь,
жизни лентой отстрелянный срок,
из казённика змейкой уж вышел.

Вот теперь закурить и прилечь,
в небе синем ни тучки, лишь ветер.
Хэнде хох! Ах вы сукины дети,
непонятная, с гавканьем речь…

Удар штыком- в пронзённом небе,
захолонуло белым свет,
и странно как то- боли нет,
в ещё живом как- будто теле.
Темнеет свет, теней салют,
в прозрачной дымке застит мир.
Я был как будто, иль не был?
Штыком меня всё бьют и бьют…
Jorg.

Прислал Евгений Анатольевич Киселевич
https://vk.com/id12662340


sash, СкрЫпка
Последнее изменение: 21.03.2020 в 19:37 от авас
 
#839588 22.03.2020 в 06:24



Последнее изменение: 22.03.2020 в 06:26 от sash
 
#839880 27.03.2020 в 07:18
Про единственный в современной мировой истории войн рукопашный бой людей и собак с фашистами.
Где 500 пограничников и полторы сотни обученных пограничных псов в буквальном смысле
порвали в клочья целый полк гитлеровцев!

Поэт Александр Журавлев написал стихотворение о том жестоком бое:
Легедзино, окраина села.
Война. Фашисты шли, как на параде.
Здесь в сорок первом Армия легла,
Оставив повесть о погранотряде.
Черкасчина, равнинные бои
Растёрли в пыль 'слепую оборону'.
Войска сдержать лавину не смогли.
Колокола готовы к перезвону.
Тут на пути германского катка
Поднялись в рост зелёные петлицы.
Эх, как ты, жизнь, ничтожно коротка!
За Родину!.. И покатились фрицы.
Неравный бой. Застава полегла.
Пятьсот бойцов погибло в жаркой драке.
А тут иного быть и не могло:
Но на врага вдруг ринулись собаки:
Сто пятьдесят родных служебных псов
Шли в контратаку, в лоб, не зная страха.
А бег их был прекрасен и суров.
Эх, тяжела ты, шапка Мономаха!..
Сто пятьдесят собак порвали полк
Непобедимой вражеской пехоты.
Всё понимая, выполнили долг
Бойцы резерва из хвостатой роты.
Река - Синюха, памятник, цветы.
Две стелы рядом - людям и собакам.
А на полях - прогнившие кресты,
Холмы врагов, покрывшиеся мраком.

sash
 
#839884 27.03.2020 в 11:14
авас пишет:
За Родину!.. И покатились фрицы.

"за Сталина!" уже позже добавили ушлые сталинисты. реальны вояки говорили, не было такого. "за Родину!" и всё



 
#839892 27.03.2020 в 12:26
sash пишет:
"за Сталина!" уже позже добавили ушлые сталинисты. реальны вояки говорили, не было такого. "за Родину!" и всё
Не знаю под какой клич шли наши деды в атаку
Но была у меня книга тех времён, называлась она Бои за Карельский перешеек
Так вот, там ещё до введения был портрет сталина и надпись: За родину, за сталина
Продал её в своё время, как раритет слабенький
 
#839893 27.03.2020 в 12:59
prishelec пишет:
Не знаю под какой клич шли наши деды в атаку

под мат-меремат

поэзия, стихотворения

2002-2021 Нск Инфо, Новокуйбышевск
Разработка: Андрей Логинов. Skype: VIRT_nsk
Размещение рекламы на портале: [email protected]