до этого дальше
1
 
#818221 31.12.2018 в 16:34
Как вы спасли The New Times

Евгения Альбац
главный редактор «The New Times»


Еще в начале ноября эта новогодняя колонка — а я пишу их вот уже двенадцатый год — была бы принципиально другой: с огромным сожалением мне пришлось бы сообщить, что The New Times окончательно закрывается. И 15 января 2019 года я приземлилась бы в Гарвардском университете, где когда-то получила звание доктора философии и куда мне всегда хотелось вернуться. Гарвард давал мне возможность спокойно написать книжку, которую я давно лелею, для которой я взяла уже несколько десятков интервью, но за которую никак не могу приняться, поскольку то правлю чужие тексты, то работаю к тому же еще и верстальщицей сайта, и бесконечно хожу с протянутой рукой. Короче, виза с пометкой Harvard University — в моем заграничном паспорте.

Но Гарвард пришлось отменить. Потому что случилось чудо.

26 октября мировая судья судебного участка № 367 Тверского района г. Москвы М.Е.Шведова присудила взыскать с издателя The New Times ООО «Новые Времена» 22 млн 250 тыс руб — самый большой штраф в истории российских СМИ, плюс 30 тыс — с главного редактора издания. 9 ноября, вечером, в прямом эфире телеканала «Дождь» мы объявили о том, что будем пытаться собрать деньги на штраф. А спустя чуть меньше четырех суток, 13 ноября, необходимая сумма, и даже больше того, была собрана. И низкий вам всем за это поклон!

Краткая история предыдущих серий
В начале апреля 2018 года ветеран ФСБ и депутат Государственной Думы Н.И. Рыжак обратился к генеральному прокурору Юрию Чайке с просьбой проверить издателя The New Times, ООО «Новые Времена», который, по сообщениям источника ветерана ФСБ, получил от иностранного агента 5 млн 400 тыс. руб.

Спустя два месяца, 8 июня, заместитель Тверского межрайонного прокурора г. Москвы Д.С.Лютов направил ООО «Новые Времена» предписание с требованием устранить нарушения федерального законодательства — в его письме уже указана сумма претензий на 24 млн 500 тыс рублей. Нарушения незамедлительно устраняются путем передачи в Роскомнадзор одной таблицы и трех коротких файлов, и 31 июля, на встрече адвоката журнала с заместителем районного прокурора, вопрос исчерпан — срок давности по инкриминируемой статье согласно разъяснениям пленума Верховного суда РФ истек 11 июля. Но спустя еще два месяца, 25 сентября межрайонная прокуратура резко меняет свою точку зрения на прямо противоположную и направляет в суд постановление о возбуждении дела об административном правонарушении по ст.13.15.1, ч. 1 — никогда раньше эта статья не применялась. Сумма претензий — 22 млн 250 тыс руб. 26 сентября 2018 года мировая судья судебного участка № 367 Тверского района г. Москвы М.Е.Шведова выносит Определение о возвращении прокурорского постановления в связи с истечением сроков привлечения к административной ответственности. А 25 октября та же самая мировая судья М.Е.Шведова выносит прямо противоположное решение — штраф в 22 млн 250 тыс. плюс 30 тыс руб. Кого интересуют детали — здесь.

Медианный даритель
С помощью специалиста в области статистики политических исследований, доцента НИУ-ВШЭ Алексея Захарова, мы проанализировали данные по 15 тыс. пожертвованиям на сумму 26 млн 100 тыс. руб., которые были сделаны под своей фамилией, именем и отчеством (sic!) на два специально открытых карточных счета: в Сбербанке (сюда только за четыре дня было сделано больше всего пожертвований — 15 млн 200 тыс. руб.) и в Альфа-банке, а так же на счета нашего Фонда поддержки свободы прессы. Пожертвования активно шли еще несколько дней, идут и сейчас, итоговая сумма была 27 млн 496 тыс. 752, в спасении The New Times приняли участие плюс-минус 18 тыс. человек, но часть из них переводили свои деньги анонимно.

Так вот, медианное пожертвование на карту Сбербанка, то есть сумма, которая была переведена средним дарителем (не путать со средним переводом, когда высчитывается среднеарифметическое от всех транзакций), составило 600 руб. (среднее — 1284 руб.).
184 человека (1.55%) сделали свои пожертвования более одного раза, из них 173 — два раза, 11 — три и более раз, в том числе один человек — четыре перевода и один — пять переводов, все небольшими суммами.

1761 человек (14.8%) перевели на карту Сбербанка 200 руб и меньше; наиболее часто встречающийся размер пожертвования —1000 руб (треть об общего числа переводов на карту Сбербанка), самое крупное пожертвование — 130 тыс., десять человек (из анализируемых 11 849 переводов) перевели по 100 тыс. рублей. Таким образом, относительно крупные переводы составили 7.43% от всей суммы переводов на карту Сбербанка (см. график 1 и 2).

.

Медианный перевод на карту Альфа-банка составил 1000 руб. Две трети (74.9%) всех пожертвований укладывались в суммы от 500 до 1000 руб., 23% — от 1001 до 10 тыс. руб. Три перевода были на суммы 500 тыс. руб и больше, включая самый крупный перевод — 1 млн 300 тыс. руб. от человека, которого я не знаю. Откровенно говоря, я думала, что за этим именем скрывается кто-то из моих состоятельных друзей, спросила, услышала: «К сожалению, это не я», — последовал ответ один, второй и третий.

Наконец, еще 5,5 млн рублей были переведены на счета Фонда поддержки свободы прессы: 67% пожертвований на сумму от 500 до 1000 руб.; 24% — от 1001 до 5 000 руб.; 7.6% — от 5001 до 100 тыс. руб. Шесть человек перевели больше 100 тыс. руб., из них два перевода — 1 млн руб. и 1 млн 625 тыс. Последний перевод не соответствовал правилам валютного контроля и был возвращен. Так же мы вернули — и также с огромной благодарностью, 330 тыс. рублей, которые нам перевели коллеги из «Новой газеты».

Кто и откуда
Таким образом, вопреки тому, что говорили, в том числе и публично, наши недоброжелатели, The New Times спасали — и спасли — отнюдь не миллионеры и миллиардеры, но самые обычные сограждане. Михаил Борисович Ходорковский, когда-то, в бытность свою заключенным колонии в Сегеже (Карелия), колумнист The New Times, активно поддерживает нас последние два года, за что ему всегдашнее наше спасибо, но в этом краудфандинге он участия не принимал. Известные благотворители Дмитрий Борисович и Борис Зимины были важнейшими спонсорами The New Times в 2014 — 2017 годах, и им наш низкий поклон, но эта история у них энтузиазма не вызвала, как и у ряда других людей, живущих ныне за пределами страны. Впрочем, и тут закономерности нет: тот же Евгений Чичваркин, бежавший из страны, когда у него люди в погонах пытались отобрать бизнес (да, мы о нем писали — восемь лет назад, в 2010-м году), а теперь успешный лондонский гедонист и ресторатор, перевел нам 1 млн рублей.

Что мы знаем о 99% неизвестных широкому миру наших спасителях? К сожалению, немного. Знаем, что из тех, кто переводил свои пожертвования на карту Сбербанка, женщины составили 39,4 %, но медианный перевод от женщин и мужчин примерно одинаков: 700 руб — мужчины, 800 руб — женщины.

География: к сожалению, карты обоих банков не позволяют узнать, где живут наши дарители. Но судя по тем 1400 SMS, в которых жертвователи с гордостью указывали свои города, нас спасала в буквальном смысле вся страна. «Ебург с вами!», «Зея, Амурской области с вами», «Коряжма с вами!» — было написано рядом со словом «Дарение». С нами были и город Заполярный Мурманской области, и Владимир, и Чебоксары, и Воронеж, и Томск, и Брянск, Новосибирск, Тольятти, Самара, Нижний Новгород, Оренбург, Челябинск, Тула, с нами были Сахалин, Камчатка и Хабаровск и, конечно же, Москва и Санкт-Петербург и многие другие города.

Среди тех, кто протянул нам руку помощи, были известные люди — такие как вдова Егора Тимуровича Гайдара Мария Стругацкая, телеведущая Ксения Собчак и ее ярый оппонент Алексей Навальный, известный филантроп, главный редактор «Нового литературного обозрения» Ирина Прохорова и неизвестный мне Левон Емзарович Горозия — он же знаменитый рэпер L’One. Было много журналистов, были мои друзья и знакомые. Но абсолютное большинство — просто читатели The New Times, в том числе и те, кто писали: «Я вас редко читаю (вариант: «никогда не читаю»), но считаю, что такой журнал как The New Times должен быть».

Кстати, в ходе той дискуссии, которая развернулась в социальных сетях вокруг этой истории, звучал вопрос, наиболее четко сформулированный благотворителем Борисом Зиминым: почему, когда в июне 2017 года закрывалась бумажная версия The New Times, читатели не поддержали нас своими подписками?

Анализ дал ответ и на этот вопрос: подписка на год стоила 6000 руб, то есть в 6-10 раз больше, чем медианный перевод (напомню, от 600 до 1000 руб). В условиях, когда доходы населения снижаются уже пятый год подряд, люди вынуждены ранжировать свои потребительские приоритеты: журнал в ящике каждую неделю? — хорошо бы, но есть траты поважнее, но — власть пытается журнал совсем придушить? — нет, не позволю, хочу время от времени его читать. Очевидно, что за 12 лет своего существования The New Times стал тем институтом, отказываться от которого сограждане не готовы и настаивают на своем праве иметь альтернативы не только протестным криком — действием, рублем, причем, что в наше время не менее важно, под своим именем, отчеством и фамилией.

Необъяснимое
Что так и не удалось понять с помощью статистического анализа, так это причины феерической скорости сбора этой огромной суммы. И Фонд борьбы с коррупцией Алексея Навального, и телеканал «Дождь» краудфандингом поднимали и большие суммы, но никто — за столь короткий период времени, за 96 часов — больше 25 млн рублей.
Если к концу первого дня было собрано 4 млн 27 тыс. руб., к концу второго на счетах уже было 7 млн 385 тыс. (замечу, это были тихие суббота и воскресенье), то к концу понедельника, третьего дня сбора, переводы, и только на Сбербанк, с которого мне на телефон шли SMS-оповещения, шли уже каждые 15 секунд, составив к вечеру 15 млн 540 тыс. рублей. Наконец, к концу четвертого дня пришло еще 11 млн. Столь интенсивный рост переводов в последний день легко укладывается в рамки теорий электорального поведения: люди ставят на победителя, на ту «лошадь», которая способна прийти к финишу — приятно быть соучастником успеха. Но что заставило тысячи людей откликнуться на призывы телеканала «Дождь», радио «Эхо Москвы» и, главное, в социальных сетях — в Твиттере, Фейсбуке и Инстаграмме перевести свои 200, 500, 1000 рублей — основные суммы в первые два дня фандрайзинга — статистика объяснений не дает. Тем более что графики (см. ниже) никаких видимых скачков, которые можно было бы прокореллировать с теми или иными заявлениями (а о своей поддержке журнала писали такие твиттер— и инстаграм-миллионники, как Алесей Венедиктов, Алексей Навальный, Ксения Собчак), не показывают.

Что стало триггером? Острое чувство несправедливости — за пару не вовремя сданных бумажек ребят наказали на 22 млн руб. — не беспредел ли? Ощущение, что власть совсем потеряла берега? Нарастающий в обществе протест — сродни тому, что заставил людей в Хакассии и Приморье голосовать за любого кандидата, лишь бы не за кандидата власти? Или это поднимает голову гражданское общество, которое начинает осознавать, что отступать дальше некуда: уже отобрали большинство важнейших свобод, от права выбирать до права митинговать, и необходимо наконец сказать власти — нет? Кстати: самое частое требование в SMS-ках: «Не сдавайтесь!» Не сдаемся.

Будущее
Апелляцию в Тверском районном суде мы, как и ожидали, проиграли. Приговор вступил в силу. Сейчас наша кассация затребована Московским городским судом. Ожидания не слишком радужные, но впереди — Верховный суд России, решения трех пленумов которого входят в полное противоречие с решением судьи мирового суда Тверского района г. Москвы.

Мы же постепенно заново собираем редакцию и строим планы: в The New Times грядут серьезные изменения, которые мы вынесем на ваш суд к концу января.

Но что бы и как бы дальше ни случилось, эти четыре дня в ноябре 2018 года уже вошли в историю побед российского гражданского общества, образованного класса страны, нашедшего в себе мужество сказать власти — «не позволим!»
Спасибо вам, нашим спасителям, пожалуйста, оставайтесь с нами в 2019 году. Будьте здоровы и счастливы. И будем живы.

Искренне — ваша Евгения Альбац.
https://echo.msk.ru/blog/albatz/2343889-echo/
 
#818222 31.12.2018 в 16:45
Шадым пишет:
ветеран ФСБ и депутат Государственной Думы Н.И. Рыжак обратился к генеральному прокурору Юрию Чайке с просьбой проверить издателя The New Times, ООО «Новые Времена», который, по сообщениям источника ветерана ФСБ
А что, у нас ветераны ФСБ имеют собственных штирлицей и чепиг?
до этого дальше
1

2002-2019 Нск Инфо, Новокуйбышевск
Разработка: Андрей Логинов. Skype: VIRT_nsk
Размещение рекламы на портале: virtnsk@gmail.com